Ко дню воздушно-десантных войск

Исторически понятие десанта (франц. descente — спуск) сложилось ещё в древности, когда внезапная высадка подразделений, а порой и целых армий с кораблей на территорию враждебного государства приводила к поражению противника в битве, а зачастую и во всей войне. Успех, сопутствовавший десантным операциям, был должным образом оценён древними полководцами и привёл к созданию новых войсковых подразделений, длительное время остававшимися прерогативой исключительно военно-морских сил. Но человеческая мысль не стоит на месте, и с открытием эры воздухоплавания, когда во Франции в 1783 году появились первые аэростаты (воздушные шары, наполненные горячим воздухом или водородом), практически сразу появилось сочинение: «О применении аэростата для военных целей», которое лейтенант военных инженеров Мёнье представил Французской академии в том же 1783 году. А в 1824 году в опубликованном в России фантастически-утопическом очерке «Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в XXIX веке» можно было прочитать следующее:
«Не могу выразить чувствования, объявшего мою военную душу, при виде двухсот огромных аэростатов с плашкотами, выстроенными в одну линию на земле. Пред каждым стояло по сто человек солдат, вооружённых духовыми ружьями со штыками. По первому сигналу люди взошли на плашкоты, по второму — зажгли огонь в паровых машинах, а по третьему — музыка заиграла военный марш, развились разноцветные флаги, и аэростаты поднялись на воздух. Сперва они пролетели значительное пространство в одну линию, потом разделились на плутонги и начали делать различные повороты. Ничто не может сравниться с величием и прелестью этой картины: я был в восхищении, но вскоре мой восторг превратился в ужас. По данному сигналу из духовой пушки с аэростата главного начальника воздушной эскадры вдруг солдаты бросились опрометью на землю с неизмеримой высоты. Я обмер от страха, но вскоре пришёл в себя, увидев распускающиеся в воздухе парашюты, которые, плавно опускаясь в различных направлениях, представили взорам моим другого рода прелестное зрелище. Солдаты, коснувшись земли, выпутались проворно из сеток, свернули парашюты и, привязав их как ранцы к спине, немедленно построились и начали производить пешие манёвры.»
 
Автором этих строк был русский писатель, журналист, критик и издатель польского происхождения Фаддей Булгарин — основоположник жанров авантюрного плутовского и фантастического романа в русской литературе, автор фельетонов и нравоописательных очерков, издатель первого в России театрального альманаха. Человек весьма неординарный, с запутанной биографией, замешанный в связях с декабристами и ставший агентом Третьего отделения, он успел повоевать в русской армии против французов и во французской армии против русских. И бывший капитан наполеоновской армии, внимательно следивший за стремительно развивающейся аэронавтикой, воплотил, пусть и в фантастическом очерке, идею создания воздушного десанта.
С появлением дирижаблей, аэропланов и последующим созданием военной авиации накануне Первой мировой войны уже вовсю разрабатывались идеи возможности быстрой переброски войск в любой район театра военных действий. Параллельно с этим рассматривался вопрос о вывозе самолётами в тыл противника малых групп разведчиков и диверсантов. Есть факты успешной реализации этих идей:
«В разгар Брусиловского прорыва разведка сообщила о начале переброски австро-венгерских войск с итальянского театра к участку прорыва. Чтобы замедлить их прибытие, было решено подорвать полотно железной дороги. 6 июня 1916 года двое лётчиков – пилот подъесаул Карасёв и лётчик-наблюдатель прапорщик Криворучко – вылетели на трофейном австрийском «Альбатросе» за линию фронта. Сев неподалёку от полотна никем не охраняемой в глубоком тылу железной дороги, они заложили под рельсы заряд взрывчатки и, подорвав полотно, взмыли в воздух. На обратном пути их «Альбатрос» обстреляли свои же зенитчики, но, получив несколько пробоин, самолёт успешно приземлился. Лётчики не пострадали. Австрийские подкрепления опоздали на сутки, и 8-я армия генерала Каледина, прорвав фронт, 7 июня освободила Луцк от австро-венгерских войск.
 
14 октября 1916 года в тылу русских войск высадились два немецких диверсанта. В течение ночи они смогли в нескольких местах разрушить линию железной дороги, после чего улетели обратно.
 
Летом 1918 года в тылу у англичан высадились немецкий полковник Даум и лейтенант Шлейф. Выполнив своё задание, они благополучно взлетели и вернулись на свой аэродром.
 
Летом того же года был осуществлён и первый парашютный десант с военными целями. Французский майор Эврар с двумя подчинёнными успешно десантировался в Арденнах. На парашютах им сбросили радиостанцию и взрывчатку. Группа провела несколько удачных взрывов на железных дорогах и через неделю пробилась к линии фронта.»
 
С одной стороны, несомненный успех, с другой — случаи единичные. Не следует также забывать, что враждующие армии просто не имели опыта борьбы с подобными действиями, а также то, что авиация начала XX века не располагала возможностямимассовой заброски войск в тыл противника.
И всё же начало было положено.
Опыт Первой мировой и Гражданской войны был учтён, обобщён и положен в основу создания теории боевого применения воздушного десанта в РККА. М. Н. Тухачевским ещё в 1928 году было предложено создание специальных подразделений, предназначенных для быстрой переброски по воздуху. По его замыслам, такие подразделения, вооружённые в том числе и тяжёлым оружием, должны были самолётами вывозиться в тыл противника и там выполнять задачи по нарушению работы тыловой инфраструктуры врага: уничтожать склады, обозы, штабы, узлы связи, захватывать стратегически важные объекты — мосты, перевалы и т.д.
27 мая 1928 года на трёх самолетах «Юнкерс-13» в пустыне Каракумы было оперативно переброшено подразделение из 15 красноармейцев во главе с командиром 84-го кавалерийского полка А. Б. Борисовым. Отряд, выполнив боевую задачу, также самолётами 5 июля был успешно эвакуирован.
Весной 1929 года в Таджикистан из соседнего Афганистана вторглась крупная банда басмачей под предводительством курбаши Файзала Максума. Банда сумела захватить город Гарм – бывшую столицу горного бекства Каратегин, ранее входившего в состав Бухарского Эмирата. 23 апреля 1929 года в район города Гарм из Термеза шесть самолётов перевезли по воздуху 45 бойцов кавалерийской бригады во главе с комбригом Т. Т. Шапкиным и комиссаром бригады А. Т. Фединым. На вооружении отряда находилось четыре пулемёта и винтовки. Посадка самолётов и последующая высадка десантников прошла успешно, и красноармейцы при помощи местного населения отбили нападение банды с приграничной территории, уничтожив в бою за город Гарм около 80 врагов.
В марте 1930 года под руководством командующего войсками Ленинградского военного округа М. Н. Тухачевского были проведены тактические учения с экспериментальным десантированием войск, для чего ВВС округа выделил семь самолетов ТБ-1 из состава 55-й и 57-й эскадрилий 3-й авиационной бригады. Всего было высажено 45 человек, 4 пулемёта и 600 кг разных грузов. Десантный отряд условно уничтожил железнодорожный мост через реку Шелонь, после чего самолётами был возвращён обратно к месту дислокации.

А 2 августа 1930 года во время опытно-показательных учений ВВС Московского военного округа на окраине города Воронежа, впервые в СССР, было осуществлено полноценное десантирование боевой группы из 12 человек и вооружения для них.
Этот день вошёл в историю как день рождения воздушнодесантных войск РККА.
Следует сказать, что до 2 августа 1930 года высадка десанта подразумевалась посадочным способом, и хотя парашют был давно изобретён, он рассматривался исключительно как средство спасения лётчика, а о массовом выбросе подразделений на парашютах всерьёз никто не думал. Так, в 1929 году в составе советской торговой организации «Амторг» в США был командирован комбриг РККА Леонид Григорьевич Минов с целью закупки для нужд ВВС РККА спасательных парашютов. Проверяя качество закупаемой продукции, он совершил прыжок с парашютом, не имея до этого никакой специальной подготовки. А 7 июля 1929 года Минов принял участие в соревнованиях в прыжках на точность приземления и даже занял третье место, получив позже американский диплом парашютиста. По прибытии в СССР он был назначен на должность инструктора по парашютной подготовке ВВС РККА.
К лету 1930 года Минов (в теоретической части) подготовил 30 парашютистов из числа добровольцев 11-й авиационной бригады Московского военного округа, и после успешных практических прыжков на специальных сборах вблизи Воронежа 26 июля 1930 года он получил от начальника ВВС РККА предложение: «…Было бы очень хорошо, если бы оказалось возможным по ходу воронежского учения продемонстрировать выброску группы вооружённых парашютистов для диверсионных действий на территории «противника».
Подготовка была закончена к 31 июля, и 2 августа 1930 года лётчики 11-й авиационной бригады продемонстрировали возможность парашютного десантирования вооружённых бойцов.
Ровно через месяц, 2 сентября 1930 года, на манёврах частей Московского военного округа командующий войсками А. И. Корк решил использовать группу парашютистов из 11-й авиационной бригады по конкретной диверсионной задаче, с реальной выброской в тыл условного противника.
А уже в 1931 году Реввоенсовет Красной армии одной из задач на 1931 год определял: «… воздушные десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической стороны Штабом РККА с целью разработки и рассылки соответствующих указаний на места».
Первым подразделением ВДВ стал сформированный в 1931 году в Ленинградском военном округе авиамотодесантный отряд, насчитывающий 164 человека (в 1933 году авиадесантный отряд был развёрнут в 3-ю авиационную бригаду особого назначения).
Начало созданию массовых Воздушно-десантных войск положило постановление Реввоенсовета СССР, принятое 11 декабря 1932 года. И уже в сентябре 1935 года на манёврах в Киевском военном округе в присутствии иностранных делегаций был выброшен невиданный в мировой практике крупный парашютный десант в составе 1200 человек, который выполнил задачу по захвату аэродрома и обеспечению высадки двух полков 59-й стрелковой дивизии с лёгкими танками, артиллерией и другой техникой. На учениях в Белоруссии прыгнуло уже 1800 парашютистов, а на манёврах в Московском военном округе 500 десантников обеспечили десантирование посадочным способом 5272 человек 84-й стрелковой дивизии.
Кстати, Киевские манёвры оставили после себя довольно прохладное мнение иностранных представителей о возможностях Красной армии, главным образом, из-за срежессированных действий частей, которые знали «где», «куда» и «как». Так Альфред Нокс изрёк: «Я всегда был убеждён в том, что русские — это нация мечтателей». Но гитлеровский военачальник Г. Гудериан утверждал, что«армии многих стран заимствовали идею десантных войск у Красной армии».

К началу Великой Отечественной войны было закончено формирование пяти воздушнодесантных корпусов численностью 10 тысяч человек каждый. И у этих подразделений был уже реальный боевой опыт, полученный на реке Халхин-Гол, в финской войне, в Бессарабии.
С первых же дней десантные корпуса вели оборонительные бои в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. Высадившийся довольно крупный десант (около 6000 человек) в районе Орла во взаимодействии с частями 1-го стрелкового корпуса в течение нескольких суток сдерживал натиск фашистских танков, рвавшихся к городам Мценск и Тула. Осенью 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение на вывод воздушно-десантных корпусов из состава фронтов и проведение мероприятий по дальнейшему укреплению ВДВ. Были сформированы несколько новых корпусов.
В контрнаступлении под Москвой создались условия для широкого применения ВДВ, и зимой 1942 года была проведена крупнейшая Вяземская воздушно-десантная операция с участием 4-го воздушно-десантного корпуса.
В сентябре 1943 года применён воздушный десант в составе двух бригад для содействия войскам Воронежского фронта в форсировании реки Днепр.
 В октябре 1944 года ВДВ были преобразованы в отдельную гвардейскую воздушно-десантную армию, вошедшую в состав авиации дальнего действия. На основании директивы Ставки ВГК от 18 декабря 1944 года, в декабре 1944 года эта армия была преобразована в 9-ю гвардейскую армию.
На завершающем этапе Великой Отечественной войны дивизии из состава ВДВ принимали участие в боях на Карельском фронте, в Ясско-Кишиневской операции, в Венгрии и Австрии. А в августе 1945 года на аэродромах Харбина, Гирина, Мукдена, в Порт-Артуре, Пхеньяне, на Южном Сахалине было высажено более 4000 десантников, которые парализовали действия японского военного командования.
Исходя из опыта войны, было принято решение о выводе ВДВ из состава Военно-Воздушных Сил и передаче их в Сухопутные войска, а в 1964 году они перешли в непосредственное подчинение Министра обороны СССР, являясь резервом Верховного Главнокомандования.
В настоящее время ВДВ так же, как и в СССР, — отдельный род войск Вооружённых Сил Российской Федерации.
Говоря о воздушно-десантных войсках, нельзя не сказать о человеке, которому принадлежит определяющая роль в становлении и развитии современного десанта. Это генерал Василий Филиппович Маргелов.
Ещё в 1941 году, командуя морской пехотой Балтийского флота, он выполнял боевые задачи там, куда не могли направить даже штрафбат. Сухопутный майор пользовался таким авторитетом у своих бойцов, что морпехи называли его «капитаном 3 ранга», а полк считался «личной гвардией комфлота адмирала Трибуца».
В 1945 году немцы назвали генерала Маргелова «советский Скорцени» после того, как дивизии танкового корпуса СС «Мертвая голова» и «Великая Германия» ему лично сдались без боя (2 генерала, 806 офицеров, 31258 унтер-офицеров, 77 танков и САУ, 5847 грузовых машин, 493 грузовых, 46 минометов, 120 пушек, 16 паровозов, 397 вагонов).
Получив пост командующего воздушно-десантными войсками в 1954 году, он, по сути, положил начало целой эпохе в развитии и становлении ВДВ.

«Чтобы выполнять свою роль в современных операциях надо, чтобы наши соединения и части были высокоманёвренными, укрытыми бронёй, обладали достаточной огневой эффективностью, хорошо управляемы, способны десантироваться в любое время суток и быстро переходить к активным боевым действиям после приземления. Вот, по большому счёту, идеал, к которому мы должны стремиться», — так ёмко и чётко В. Ф. Маргелов сформулировал задачи ВДВ в современных стратегических операциях.
«Под более чем двадцатилетним началом Маргелова десантные войска стали одними из самых мобильных в боевой структуре Вооружённых Сил, престижных службой в них, особо почитаемых в народе… Фотография Василия Филипповича в дембельские альбомы шла у солдат по самой высокой цене — за комплект нагрудных знаков. Конкурс в Рязанское воздушнодесантное училище перекрывал цифры ВГИКа и ГИТИСа, а срезавшиеся на экзаменах абитуриенты по два-три месяца, до снегов и морозов, жили в лесах под Рязанью в надежде, что кто-то не выдержит нагрузок и можно будет занять его место. Дух войск витал настолько высоко, что вся остальная Советская Армия зачислялась в разряд «соляры» и «шурупов». (Н. Ф. Иванов «Операцию «Шторм» начать раньше…»).
В мирное время десанту также хватает боевой работы Это и участие в антитеррористических операциях, миротворческих миссиях, и нахождение там, где зачастую нужно совершить невозможное.
Девиз ВДВ — «Никто, кроме нас» — родился весной 1970 года, когда Василий Маргелов произнёс:«Я понимаю, как это сложно, но никто, кроме нас, этого не сделает». С днём Воздушно-десантных войск!

Пресс-служба ОД «Свободный Донбасс»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 14 =